"На западном фронте без перемен" - Ремарк

Война, потерянное поколение.
«История гибели одного взвода».
Душераздирающий роман. Нет слов, чтобы описать.
После прочтения понимаешь, что наше время — замечательное, а жизнь — шикарна. Но это позже, сначала будешь угнетаться, задыхаясь от страданий. Читать эмоционально очень сложно, но, с одной стороны, это надо читать, — хотя бы чтобы не ныть из-за пустяков, например; а с другой стороны — никому бы не посоветовала.

Цитаты:

«Эта книга не является ни обвинением, ни исповедью. Это только попытка рассказать о поколении, которое погубила война, о тех, кто стал ее жертвой, даже если спасся от снарядов» — эпиграф.

«С тех пор как мы здесь, наша прежняя жизнь резко прервалась, хотя мы со своей стороны ничего для этого не предпринимали. Порой мы пытаемся припомнить все по порядку и найти объяснение, но у нас это как-то не получается. Особенно неясно все именно нам, двадцатилетним, — Кроппу, Мюллеру, Лееру, мне, — всем тем, кого Канторек называет железной молодежью. Люди постарше крепко связаны с прошлым, у них есть почва под ногами, есть жены, дети, профессии и интересы; эти узы уже настолько прочны, что война не может их разорвать. У нас же, двадцатилетних, есть только наши родители, да у некоторых — девушка. Это не так уж много, — ведь в нашем возрасте привязанность к родителям особенно ослабевает, а девушки еще не стоят на первом плане. А помимо этого, мы почти ничего не знали: у нас были свои мечтания, кой-какие увлечения да школа; больше мы еще ничего не успели пережить. И от этого ничего не осталось.

Канторек сказал бы, что мы стояли на самом пороге жизни. В общем это верно. Мы еще не успели пустить корни. Война нас смыла. Для других, тех, кто постарше, война — это временный перерыв, они могут ее мысленно перескочить. Нас же война подхватила и понесла, и мы не знаем, чем все это кончится».

«В течение десяти недель мы проходили военное обучение, и за это время нас успели перевоспитать более основательно, чем за десять школьных лет. Нам внушали, что начищенная пуговица важнее, чем целых четыре тома Шопенгауэра. Мы убедились — сначала с удивлением, затем с горечью и наконец с равнодушием — в том, что здесь все решает, как видно, не разум, а сапожная щетка, не мысль, а заведенный некогда распорядок, не свобода, а муштра. Мы стали солдатами по доброй воле, из энтузиазма; но здесь делалось все, чтобы выбить из нас это чувство. Через три недели нам уже не казалось непостижимым, что почтальон с лычками унтера имеет над нами больше власти, чем наши родители, наши школьные наставники и все носители человеческой культуры от Платона до Гете, вместе взятые. Мы видели своими молодыми, зоркими глазами, что классический идеал отечества, который нам нарисовали наши учителя, пока что находил здесь реальное воплощение в столь полном отречении от своей личности, какого никто и никогда не вздумал бы потребовать даже от самого последнего слуги. Козырять, стоять навытяжку, заниматься шагистикой, брать на караул, вертеться направо и налево, щелкать каблуками, терпеть брань и тысячи придирок, — мы мыслили себе нашу задачу совсем иначе и считали, что нас готовят к подвигам, как цирковых лошадей готовят к выступлению».

«В противоположность Кату Кропп — философ. Он предлагает, чтобы при объявлении войны устраивалось нечто вроде народного празднества, с музыкой и с входными билетами, как во время боя быков. Затем на арену должны выйти министры и генералы враждующих стран, в трусиках, вооруженные дубинками, и пусть они схватятся друг с другом. Кто останется в живых, объявит свою страну победительницей. Это было бы проще и справедливее, чем то, что делается здесь, где друг с другом воюют совсем не тем люди».

«Фронт — это клетка, и тому, кто в нее попал, приходится, напрягая нервы, ждать, что с ним будет дальше. Мы сидим за решеткой, прутья которой — траектории снарядов; мы живем в напряженном ожидании неведомого. Мы отданы во власть случая. Когда на меня летит снаряд, я могу пригнуться, — и это все; я не могу знать, куда он ударит, и никак не могу воздействовать на него.

Меня могут убить, — это дело случая. Но то, что я остаюсь в живых, это опять-таки дело случая. Я могу погибнуть в надежно укрепленном блиндаже, раздавленный его стенами, и могу остаться невредимым, пролежав десять часов в чистом поле под шквальным огнем. Каждый солдат остается в живых лишь благодаря тысяче разных случаев. И каждый солдат верит в случай и полагается на него».

«Чей-то приказ превратил эти безмолвные фигуры в наших врагов; другой приказ мог бы превратить их в наших друзей. Какие-то люди, которых никто из нас не знает, сели где-то за стол и подписали документ, и вот в течение нескольких лет мы видим нашу высшую цель в том, что род человеческий обычно клеймит презрением и за что он карает самой тяжкой карой».

«Кажется непостижимым, что к этим изодранным в клочья телам приставлены человеческие лица, еще живущие обычной, повседневной жизнью. А ведь это только один лазарет, только одно его отделение! Их сотни тысяч в Германии, сотни тысяч во Франции, сотни тысяч в России. Как же бессмысленно все то, что написано, сделано и передумано людьми, если на свете возможны такие вещи! До какой же степени лжива и никчемна наша тысячелетняя цивилизация, если она даже не смогла предотвратить эти потоки крови, если она допустила, чтобы на свете существовали сотни тысяч таких вот застенков. Лишь в лазарете видишь воочию, что такое война.
Я молод — мне двадцать лет, но все, что я видел в жизни, — это отчаяние, смерть, страх и сплетение нелепейшего бездумного прозябания с безмерными муками. Я вижу, что кто-то натравливает один народ на другой и люди убивают друг друга, в безумном ослеплении покоряясь чужой воле, не ведая, что творят, не зная за собой вины. Я вижу, что лучшие умы человечества изобретают оружие, чтобы продлить этот кошмар, и находят слова, чтобы еще более утонченно оправдать его. И вместе со мной это видят все люди моего возраста, у нас и у них, во всем мире, это переживает все наше поколение. Что скажут наши отцы, если мы когда-нибудь поднимемся из могил и предстанем перед ними и потребуем отчета? Чего им ждать от нас, если мы доживем до того дня, когда не будет войны? Долгие годы мы занимались тем, что убивали. Это было нашим призванием, первым призванием в нашей жизни. Все, что мы знаем о жизни, — это смерть. Что же будет потом? И что станется с нами?»

«Мы — маленькие язычки пламени, едва защищенные шаткими стенами от бури уничтожения и безумия, трепещущие под ее порывами и каждую минуту готовые угаснуть навсегда».

Комментариев: 2

"About a boy" - Nick Hornby

Роман.
Читала в оригинале. Безумно понравилось!
Книга легкая, забавная, отдыхаешь, читая. 
Уже писала маленький обзор на английском, просто копирую.

The novel tells us about a 12-year-old boy called Marcus. He has a lot of problems: suicidal mother, misunderstanding at school and parents’ divorce. He is very weird, he likes Joni Mitchell (because his mum does) and hates football, whereas his classmates don’t even know Joni Mitchell and love football very much. Marcus is not acquainted with modern popular culture: he doesn’t know Nirvana or Snoop Doggy Dog. However occasionally Marcus meets Will Freeman, a very cool guy, who knows what to wear, what to listen and what to watch in order to be cool enough. (By the way, Will doesn’t have a job, because his dad has written a very popular Christmas song). Since then Will helps Marcus in becoming a child (buys him fashionable trainers, shows him the CDs of Nirvana, helps to make friends with a girl), while Marcus helps Will in becoming an adult, so finally everything takes its own place.
The novel has parallel structure: we see the events from the eyes of Marcus and from the eyes of Will by turns. The most thrilling detail of the book is psychology of a teenager and sometimes of men and women.
I like this book very much; it is very funny and pleasant. The language of the book is very simple. I believe that is due to the plot: we see the main events from the eyes of 12-year-old boy. The novel is full of cultural references, so it was extremely interesting to penetrate English culture and learn some peculiarities of their lifestyle.

Из отсылок: очень много отсылок на Нирвану, в частности, название (песня «About a girl»). Присутствуют отсылки на ТВ-шоу, популярные в то время, описаны типичные привычки англичанина.
Двойственность названия: с первых страниц кажется, что книга о Маркусе, но, прочитав до середины, понимаешь, что она в такой же степени и о Уилле — о взрослом мужчине, который не может повзрослеть.
P.S. Боюсь, что перевод испортил истинный пафос и легкость книги.

Цитаты:

Will with Fiona
"    F: — That's what men think, isn't it? 
     W: What?
     F: — That unless you've got some answer, unless you can say «Oh, I know this bloke in Essex road who can fix that for you», then it's not worth bothering.
     Will shifted in his seat and didn't say anything. That was precisely what he thought; in fact, he had spent half the evening trying to think of the name of the bloke in Essex Road, metaphorically speaking.
     F: — That's not what I want. I know there's nothing you can do. [...]
     [...] It was easier than he could possibly have anticipated: all he had to do was listen and nod and ask pertinent questions. He had done it before, loads of times, with Angie and Suzie and Rachel, but that was for a reason. There was no ulterior motive here. He didn't want to sleep with Fiona, but he did want her to feel better, and he didn't realized that in order to make her feel better he had to act in exactly the same way as if he did want to sleep with her".

«He (Marcus) thought about whether life was shit, and whether Ellie's life in particular was shit, and then he realized that Ellie spent her whole time wanting life to be shit, and then making life shit by making things difficult for herself. School was shit because she wore her sweatshirt every day, which she wasn’t allowed to do, and because she shouted at teachers and got into fights, which upset people. But what if she didn’t wear her sweatshirt and stopped shouting at people? How shit would life be then? Not very, he thought. Life was really shit for him, what with his mum and the other kids at school and all that, and he’d give anything to be Ellie; but Ellie seemed determined to turn herself into him, and why would anyone want to do that?
    Somehow it reminded him of Will and his pictures of dead drug-takers; maybe Ellie was like Will. If either of them had real trouble in their lives, they wouldn’t want or need to invent it for themselves, or put pictures of it on the walls».

 

Комментариев: 1

Антуан де Сент-Экзюпери. "Маленький принц".

Сказка. Вся построена на аллегориях. Очень проста для понимания.
Сюжет: рассказчик — летчик (ибо взрослые не оценили его таланта художника). Однажды совершил вынужденную посадку в Сахаре (мотор не функционировал). На следующее утро встретил маленького мальчика с золотистыми волосами и желтым шарфом, который попросил его нарисовать барашка. Подходящего барашка рассказчик нарисовать не смог, поэтому нарисовал коробку, в которой якобы и находился тот самый барашек. Маленький принц его, конечно же, разглядел. Постепенно рассказчик узнает подробности из жизни Маленького принца: он со своей крошечной планеты, на которой оставались 3 вулкана (2 действующих и 1 потухший) и его подруга роза, отправился путешествовать. Посетил соседние планеты, где встретил очень странных взрослых: короля, царствовавшего над звездами, честолюбца, пьяницу, дельца (очень серьезного человека), фонарщика и географа, который посоветовал ему посетить Землю. Так Маленький принц оказался на Земле. Тут он познакомился с очень могущественной змеей, сказавшей, что среди людей тоже одиноко, увидел множество похожих на его розу цветов, подружился с Лисом, который научил его тому, что нужно быть в ответе за тех, кого приручил, и с рассказчиком. Маленький принц задавал много вопросов и никогда не отставал, пока не получал ответы. Герой рассуждал, что важно, а что нет, какие взрослые и какие дети, как они понимают жизнь… Ровно через год Маленький принц отправился на свою родную планету, оставив о себе лишь воспоминания рассказчику — миллионы смеющихся звезд-бубенчиков...

Книга о детях и взрослых (взрослые все путают, и все им надо объяснять), о людях в целом… О верности, о дружбе, о любви, о долге, об ответственности, об обязанностях немного, о пользе… О пороках людей, сначала в отдельности о каждом, потом в их совокупности, словно градация… Книга о смысле жизни, о радостях, о настоящем и мнимом, о важном и незначительном… В общем, сказка ненавязчиво говорит о самом главном в жизни..

Из википедии — прообразы:

Маленький принц

Образ Маленького принца одновременно и глубоко автобиографичен, и как бы отстранён от взрослого автора-летчика. Он рождён из тоски по умирающему в себе маленькому Тонио — потомку обнищавшего дворянского рода, которого в семье называли за его белокурые (сперва) волосы «Королём-Солнце», а в колледже прозвали Лунатиком за привычку подолгу смотреть на звёздное небо. Само словосочетание «Маленький принц» встречается ещё в «Планете людей»[fr] (как и многие другие образы и мысли). А в 1940 году в перерывах между боями с нацистами Экзюпери часто рисовал на листке мальчика — когда крылатого, когда верхом на облаке. Постепенно крылья сменит длинный шарф (какой, кстати, носил и сам автор), а облако станет астероидом Б-612.

Роза

Прообраз капризной и трогательной Розы тоже хорошо известен, это, безусловно, жена Экзюпери Консуэло — импульсивная латиноамериканка, которую друзья прозвали «маленьким сальвадорским вулканом».

Лис

Насчет Лиса споров о прообразах и вариантах перевода было побольше. Вот что пишет переводчица Нора Галь в статье «Под звездой Сент-Экса»: «Когда „Маленький принц“ печатался у нас впервые, вышел жаркий спор в редакции: Лис в сказке или Лиса — опять-таки, женский род или мужской? Кое-кто считал, что лисица в сказке — соперница Розы. Здесь спор уже не об одном слове, не о фразе, но о понимании всего образа. Даже больше, в известной мере — о понимании всей сказки: её интонация, окраска, глубинный внутренний смысл — всё менялось от этой „мелочи“. А я убеждена: биографическая справка о роли женщин в жизни Сент-Экзюпери понять сказку не помогает и к делу не относится. Уж не говорю о том, что по-французски le renard мужского рода. Главное, в сказке Лис — прежде всего друг. Роза — любовь, Лис — дружба, и верный друг Лис учит Маленького принца верности, учит всегда чувствовать себя в ответе за любимую и за всех близких и любимых».

Можно добавить ещё одно наблюдение. Необычно большие уши Лиса на рисунке Экзюпери, скорее всего, навеяны маленькой пустынной лисичкой фенек — одно из многочисленных существ, прирученных писателем во время службы в Марокко.

Несколько цитат:

«Встал поутру, усылся, привел себя в порядок — и сразу же приведи в порядом свою планету».

«Узнать можно только те вещи, которые приручишь, — сказал Лис. — У людей не хватает времени что-либо узнавать. Они покупают вещи готовыми в магазинах. Но ведь нет таких магазинов, где торговали бы друзьями, и потому люди больше не имеют друзей».

«Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь».

«Люди забыли эту истину, — сказал Лис, — но ты не забывай: ты навсегда в ответе за всех, кого приручил. Ты в ответе за твою розу».

«На твоей планете, — сказал Маленький принц, — люди выращивают в одном саду пять тысяч роз… и не находят того, что ищут… [...] А ведь то, чего они ищут, можно найти в одной-единственной розе, в глотке воды...»

«Они спрашивают: „Сколько ему лет? Сколько у него братьев? Сколько он весит? Сколько зарабатывает его отец?“ И после этого воображают, что узнали человека. Когда говоришь ввзрослым: „Я видел красивый дом из розового кирпича, в окнах у него герань, а на крыше голуби“, — они никак не могут представить себе этот дом. Им надо сказать: Я видел дом за сто тысяч франков», — и тогда они восклицают: «Какая красота!»

«Он за всю свою жизнь ни разу не понюхал цветка. Ни разу не поглядел на звезду. Он никогда никого не любил. И никогда ничего не делал. Он занят только одним: складывает цифры. И с утра до ночи твредит одно: „Я человек серьезный!“ [...] И прямо раздувается от гордости. А на самом деле он не человек. Он гриб».

Прекрасное произведение! Легкое, светлое и доброе..)

Комментариев: 0

Достоевский. "Мальчик у Христа на елке".

Очень короткий и простой, кажется, рассказ.
Из википедии:  «В данном случае, речь идёт о Петербурге, чьё холодное в прямом и переносном смысле великолепие противопоставлено провинциальному мраку неназванной родины мальчика, где однако же у него всегда были еда и тепло. Тема голодного и нищего ребёнка была начата писателем в 40-х годах произведениями «Бедные люди», «Ёлка и свадьба», и автор не отступал от неё в течение всей жизни вплоть до «Братьев Карамазовых».
Ну… думается мне, рассказ о милосердии, о несчастной доли таких детей, да и вообще — низшего класса, и, наверное, о Боге, его защите… Помнится мне, Достоевский был набожным, если правильно помнится… Википедия все сказала коротко и ясно. У меня нет других мыслей, как-то не навеяло(

Сюжет: маленький мальчик оказался в незнакомом городе в незнакомом месте с умершей матерью и чужими людьми. Он идет на улицу, его шпыняют, он заходит в дом с большой красивой рождественской елкой, его выгоняют, дав копеечку, а у мальчика ручки такие обмерзшие, что даже нет сил удержать эту копеечку. Ему холодно и хочется кушать, однако в какой-то витрине он увидел больших куколок, которые стояли, как живые, и его развеселило это зрелище. Однако тут его стукнул большой мальчик. Герой ушел куда глаза глядят, забрел в чей-то двор за дрова и там заснул, думая о куколках. Ему видится другой мир: красивая большая елка, много детей, а рядом — их родители, дети все радуются, а родители плачут. Мальчик подбегает к матери, говорит, как здесь хорошо, тепло, а как в другом мире было плохо, а мать все плачет и плачет… а наутро в каком-то дворе за дворами нашли маленький трупик замерзшего мальчика...

Комментариев: 0

Чувство ответственности

Почитала немного «Пикап», кажется, Богачева. Пишет о таком принципе, как «чувство ответственности», или «о лосях». В сфере пикапа, конечно, но это качество однозначно должны привить себе все люди. Может быть, жить станет легче и лучше… может быть...

Все просто. Принцип заключается вот в чем: не сваливать всю вину на обстоятельства, других людей, на различные условия, которые не зависят от человека; не говорить «так вышло» или «у меня не получилось», а говорить «я не смог» либо даже «я не хочу», подтверждая тем самым именно свою вину, свою причастность к ситуации. А если собственная вина подтверждена, то и изменение ситуации лежит в собственных руках, не так ли? По-моему, так проще. Может, прогресс какой-то появится в жизни...

Вообще в книге достаточно полезных мыслей, которые могут пригодиться в жизни каждого человека, но… лучше не читать… слишком грязно…  по крайней мере, для меня… О тех же вещах писали и другие авторы, о том же «чувстве ответственности» много где читала… Эти же мысли можно найти и в других книгах. Ведь они же не новые, не он их придумал. Только написано тут попроще. Думать не надо. Прямое руководство к действиям.

«Все это уже кто то сказал до меня, если это был ты, то ты тоже не первый, прости» © Иван Алексеев

Комментариев: 2

Начну-ка я словарик...

Сенильныйсвойственный старческому возрасту (senile ['si:naIl]).

Ортодоксальность - склонность твёрдо придерживаться определённых убеждений, строго соблюдать правила и предписанную линию поведения (orthodoxy ['ɔːθədɔksɪ] )

Ментальностьобраз мышления, общая духовная настроенность человека, группы.

Траволаторпассажирский конвейер (также движущийся тротуар, сленг. Травола́тор от англ. travelator) — движущаяся бесступенчатая дорожка, которая позволяет ускорить или облегчить передвижение пешеходов.

Комментариев: 2

Чак Паланик. "Удушье".

Постмодернизм. 
Минимализм.
По сути, книга о маргиналах, которые пытаются найти место в жизни. Речь их скудна, много повторов одних и тех же фраз, самая яркая из которых, на мой взгляд: «Не самое верное слово, но это первое, что приходит на ум». Множество символов, флэшбэков (не знаю, как это по-русски). Много проблем: проблема видимого и настоящего (ярко проявляется в сценах реального и притворного удушья), проблема созидания и разрушения (как мне кажется, одна из самых важных; самый яркий символ — каменная башня Денни), проблема поколения, проблема прошлого, настоящего и будущего (прошлое не воссоздать, настоящего нет — мы живем лишь в мире символов), проблема, так сказать, свободы самоопределения (ты — тот, кем ты сам себя считаешь, а не тот, кем тебя считают другие)… всего и не перечислишь, каждый абзац наделен важным смыслом, о котором стоит подумать… Многие детали становятся понятными и складываются в одну общую картину лишь ближе к концу произведения.

Главные герои. Виктор Манчини, сексоголик, «бесчувственная скотина», мать которого лежит в больнице святого Антония — клинике для душевнобольных, за что Виктор платит 3000 долларов в месяц, зарабатывая их сценами удушья в дорогих ресторанах и подработкой в «колонии Дансборо», имитирующей историческую действительность 1734 года. Мать Виктора не ест, ей необходим зонд для искусственного кормления, однако у Виктора нет на это денег, но главное — он не хочет, чтобы мать поправилась, но и не хочет, чтобы умерла. Он, кажется, не умеет любить, чувствовать, он лишь хочет быть кому-то необходимым. Считает, что нет ни чувств, ни души, ни Бога. Сложный и противоречивый персонаж с ярко выраженным внутренным конфликтом, но, я бы сказала, с довольно высоким самомнением. Он не знает, кто он, кто его отец. Пожалуй, все, чем он обладает, — это разрозненные детские воспоминания, старый мамин дом и ее дневник. Пытается добиться хоть каких-то сведений о своем отце, о матери, о нем самом. Кто-то считает его «добрым, хорошим и чутким», Виктор же пытается доказать всем, что это не так. При этом, мечется от «бесчувственного скотины» к Иисусу и обратно. Не ценит ничего, разрушает все, как и его мать. В момент кульминации теряет все, даже ту небольшую частичку самого себя, которая у него была. В конце концов приходит к тому, что человек сам выбирает то, кем ему быть. И начинает созидать.
Денни — друг Виктора, также сексоголик. Следует упомянуть, что секс для них — способ уйти от реальности, как и отрицание всего (черта матери Виктора, о которой она сожалеет, будучи уже старой и больной) или телевизор. (Кстати, в книге много сцен сексуального характера). По сути, Денни — неудачник, собирающий камни каждый день, когда он не дрочит. Таким образом он пытается наполнить свою жизнь каким-то смыслом. Собирая камни, становится тощим и хилым. Собирает для того, чтобы что-то построить. Что он будет строить, Денни поймет лишь тогда, когда наберется достаточно. А когда наберется достаточно, он не знает. Выглядит совершенно пропащим, но в итоге — становится сильным и накаченным, возя камни на свой участок и строя там башню. Он созидает, а значит, у него есть какое-то будущее в мире, где все исчезает в миг. В конце они с Виктором будто меняются местами. Теперь Денни ухаживает за Виктором, который будто пал на самое дно. И они вместе начинают строить. Созидать.
В книге еще несколько героев, таких как мать Виктора, девушки-сексоголички, Пейдж Маршалл, которые помогают раскрыть образ Виктора Манчини. Не хочу их описывать.

В голове весьма разрозненные сведения и впечатления, никак не могу собрать все в кучу, в единую картинку… но… однозначно, книга затрагивает очень важные проблемы, возможно, трудновато читать, очень мрачная атмосфера, никаких радужных красок, но оно того стоит, однозначно. 120 вордовских страниц — не так уж и много, а сколько смысла. Определенно, книгу стоит перечитывать, ибо с каждым прочтением наверняка найдется все больше и больше смыслов.

Ну и напоследок несколько цитат:

«Если мы чего-то не понимаем, нас это бесит. Нам обязательно нужно навешать на все ярлыки, разложить все по полочкам, все объяснить. Даже то, что по природе своей необъяснимо. Даже Господа Бога».

«Можно жить, позволяя другим решать за нас: кто мы, какие мы. Сумасшедшие или в здравом уме. Сексуально озабоченные или святые. Жертвы или герои. Хорошие или плохие.  
Можно сказать себе: пусть решают другие.
Пусть решает история.
Пусть наше прошлое определяет будущее.
А можно решать самим».

«Это  странно  и  жутко,  но вот  они мы: отцы пилигримы, чокнутые, не вписавшиеся во время, — мы создаем свою собственную, альтернативную реальность. Пытаемся сотворить мир из камней и хаоса.
Что получится — я не знаю.
Я не знаю, что это будет.
Мы искали, метались, бросались из крайности в крайность — и  где оказались в итоге? Здесь. На заброшенном пустыре, посреди ночи.
Но может быть, знать — это не  обязательно. То, что мы строим сейчас, в темноте, на руинах, — это может быть все, что угодно».

ЗЫ. В устах Виктора Манчини часто звучат разумные, правильные слова, порой обличающие поколение, людей и весь мир. 

Комментариев: 0

Рэй Брэдбери. "451 градус по Фаренгейту".

Роман-антиутопия.
Книга, поднимающая очень важные проблемы общества, которые, если задуматься, охватывают все сферы жизни.
Почему книга носит такое название? 451 градус по Фаренгейту — температура, при которой воспламеняется бумага. 

Гай Монтэг — пожарник,  но он не спасает людей от огня… Он — сжигает книги. Все. Кучами. Прямо в домах. Иногда — вместе с людьми. Книги — противозаконно. Книги мешают людям жить. Как? Людям, читающим книги, приходиться думать, а это не всегда просто. Порой это волнительно, тревожно, пугающе. Да и это не все. Казалось бы, если человек хочет читать и волноваться — это его дело. Но нет. Такие люди могут взволновать целое общество, а общество не любит тревоги, ему нужно спокойствие и покой. Убийственное спокойствие. С телевизорными комнатами, постоянным движением и без души. Без любви. Без близости, без привязанности. С «ракушками» в ушах. С незамысловатой рекламой повсеместно. Со снотворными таблетками, чтобы не мучиться от бессоницы. С показательными погонями за преступниками, которые должны длиться только определенное количество времени, а то вдруг зрители заволнуются!
Люди не умеют думать. Они разучились. Дети для них — неприятности и лишние источники тревоги и беспокойства. Даже те, кто «рискует» их заводить, радуются, что дети живут в каком-нибудь интернате, и что им не приходится видеть их часто.  Люди существуют. Массовая культура, потребительское мышление, развлечения (слова из википедии, уж простите). Все условия для их удобства, все условия для их комфорта и спокойствия. Все для человека. И люди сами этого хотят. Они сами пришли к этому когда-то давно. Произведения классиков все упрощались, создавались пересказы, пересказы пересказов, краткие пересказы пересказов. Литературное произведение — колонка в газете. Не более. Позже пропала необходимость и в них. Что уж говорить о самих книгах? Конечно, в них отпала надобность, поэтому их стали сжигать. Повсюду спокойствие и покой, покой и комфорт, комфорт и спокойствие. Никакой тревоги, никаких волнений. Вот только к чему приводит это спокойствие? К абсолютной смерти человека духовно, лишь тело существует. И это даже не оболочка. Пустые мысли, пустые дела, пустые разговоры… ах, нет… разговоров просто нет, люди не знают, о чем разговаривать. Они молчат. И смотрят «родственников».
Но есть другие. «Возмутители» общества. Они считаются сумасшедшими и находятся под строгим контролям государства. Ходят к психиатру, «придумывают» для него всякую-всячину, а он разбирается. Это те, которые не опасны. Те, которые без книг, которые просто любят гулять, разговаривать с семьей, с людьми, наблюдать за миром, за природой… как Кларисса Маклеллан… Опасны же те, которые хранят книги… их арестовывают, а книги сжигают… Никакого развития. Все статично. Люди статичны, мир статичен. Зато спокойно. Ничего не волнует.

После того, как Монтэгу приходится сжигать книги вместе с «полоумной» женщиной, он «заболевает». Ему становится интересно, что же в этих книгах такого, что люди рыдают из-за них и даже умирают вместе с ними. У Монтэга есть своя тайна. Он хранит в вентиляционном отверствии несколько книг, но никогда их не читал. Прочитав их, Гай не может понять ничего. Ведь он просто не умеет думать, он не может уловить смысл написанных слов. Но постепенно Монтэг учиться работать головой, делать то, что он сам считает нужным, а не то, что ему навязывают. Гай учится думать. В чем ему очень сильно помогает старик Фабер, с которым он познакомился однажды в парке и который читал ему, пожарнику, стихи. Фабер считает себя трусом. Ведь он смирился с состоянием дел, боясь за собственную шкуру. Он сидит в своей квартире, боясь сделать что-либо против, но при этом сам же порицает это. Фабер благодарен Монтэгу за то, что тот дал ему шанс избавиться от страха и предпринять хоть что-нибудь. Да, страху не место, когда дело касается устройства города, страны, мира. Это твое будущее. И ты один из его создателей.

В романе два больших конфликта. Внутренний, разумеется, — в душе Гая Монтэга: где же верный путь?; и внешний — между Монтэгом и брандмейстером Битти, который олицетворяет другую сторону — законную. Брандмейстер Битти тоже проходил этап подобного «заболевания», но пришел к выводу, что все книги — пусты, в них нет ничего умного. Ничего. Абсолютно. Брандмейстер много читал, орудует множеством цитат, но он — на стороне спокойствия. Книги будто взбудоражили его, складывается ощущение, что он их ненавидит. И это приносит ему беспокойство вопреки его воли. Мне кажется, он неоднозначный персонаж. Понравилось описание из википедии:

Битти утверждает, что смысл уничтожения книг состоит в том, чтобы сделать всех счастливыми. Он объясняет Монтэгу, что без книг не будет никаких противоречивых мыслей и теорий и никто не будет выделяться, становиться умней соседа. А с книгами — «кто знает, кто может стать мишенью хорошо начитанного человека?». Жизнь граждан этого общества абсолютно избавлена от негативных эмоций — они только и делают, что развлекаются. Даже смерть человека «упростили» — теперь трупы умерших кремируются буквально через пять минут, чтобы никого не беспокоить. 

Ах да, об умерших тоже никто не плачет. Из-за развода никто не беспокоиться. Люди заключают по 5-6 браков, если им что-то не нравится в предыдущих. Ну или муж умер. Хорошее решение, что сказать. А еще идет война. И люди привыкли к бомбардировкам, к звуку пролетающей «смерти» над головой. И нормально. 

Люди добились, чего хотели. Спокойствие и покой. Нет тревог и волнений. Как они хотели. Но счастливы ли они? Ответ очевиден. А между тем и сейчас, в наше время, люди хотят именно этого. Спокойствия. От такой мысли становится страшно...

Колоссальное произведение. Каждый просто обязан прочитать. И понять. (Естественно, чтение без понимании не имеет никакого смысла. Наверное, сродни «Космополитену»).

ЗЫ. Наше общество становится все ближе к описанному, неправда ли?

Комментариев: 0
Виктория
Виктория
Была на сайте никогда
Читателей: 4 Опыт: 0 Карма: 1
все 2 Мои друзья